РАЗОМ ЛЕГШЕ, РАЗОМ СИЛЬНІШЕ

Жизнь до и после (часть 2). «Люди с автоматами сдерживают пыл простого народа»

В 2014 году, после начала вооружённого конфликта на Донбассе, Мария с семьёй выехала в Саратов в поисках лучшей доли. Но столкнувшись в России с трудностями и полным непониманием, семье пришлось вернуться на оккупированную территорию.

Вернувшись в родные края и проехав таможню «Успенская», я была просто в шоке от увиденного. Все дороги разбиты, в огромных ямах, дома развалены, повсюду огромные воронки от снарядов, возле проезжей части забор у какого-то дома словно решето. Нет ни одного целого сантиметра, все окна заклеены крест на крест скотчем или бумагой. На этой дороге нас остановили какие-то люди в военной форме и попросили встать у обочины. В это время по трассе к Донецку ехала большая колонна танков. Я их насчитала 11 штук. В тот момент я даже не могла представить, как выглядят установки «Град», «Смерч», «Торнадо» и не знала, что такое зенитные установки и миномёты. Как стреляют с броневиков и какая разница между 80 мм и 120 мм снарядами. Но об этом позже. А тогда, где бы не были, везде были российские флаги: на стенах и заборах, а также на всей военной технике.

На рынках и магазинах становилось все меньше и меньше продуктов, цены росли все выше и выше. Как сейчас помню, что сок «Садочек» в Украине стоил 12 гривен, а в Донецке — 70. Денег у людей становилось меньше, заводы закрывались, фирмы выводили на подконтрольную Украине территорию, офисы пустовали.

Мне очень сильно запомнилась одна старенькая бабушка на кассе в супермаркете «Обжора». Она расплачивалась за хлеб и пакет ячневой крупы. Когда кассир сказала, что с неё пять гривен, бабушка раскрыла старенькую, морщинистую, дрожащую ручку с мелочью и начала отсчитывать. В её глазах появились слезы, когда ей не хватило 70 копеек. Тогда я буквально переняла ее состояние, потому что была беременна и очень восприимчива. Во мне бушевало чувство жалости. Конечно же я добавила бабушке сумму, которой не хватало. Но в тот момент я прекрасно понимала, что всем бабушкам не поможешь. Вокруг царит ужасная нищета, а новая «власть» каждый день повторяет: «Потерпите».

И вот, 20 января 2015 года у меня родился гражданин Украины. Такой маленький, даже крошечный. Я смотрела на него в роддоме и спрашивала себя: «Что его ждёт? Как быть дальше?».

Через месяц у нас в Донецке утвердилась другая денежная единица – рубль! Да здравствуют цены ещё выше за низкокачественные продукты. Такое есть просто невозможно, а на состав я вообще боялась смотреть, думала, что могу отравится. Но на это я вновь услышала: «Потерпите».

До сих пор люди терпят и чего-то ждут. О чём-рассуждают и возможно некоторые даже понимают, что в действительности происходит вокруг. Но окружение из пенсионеров и глупых советников переубеждает, приводят собственные доводы и перетягивает твои мысли в мир иной.

Однажды в очереди я разговорилась с женщиной лет шестидесяти и поинтересовалась, что именно ей нравится сейчас в Донецке. Она ответила, что ей кажется будто она возвращается в свою молодость. Тогда был СССР, молодёжь ходила на танцы, писали письма, отправляли телеграммы, и собирали марки! Точно так же как это происходит сейчас у нас. Местная «власть» изобрела собственную марку, которую можно клеить на телеграмму.

Сейчас мы словно спускаемся вниз по ступенькам. Весь мир использует новые технологии, операционные системы, распознавание голосов и отпечатков сетчатки глаза на входных замках, гаджеты, виртуальные возможности без пределов. А у нас марки, телеграфы, и телефоны с вращающимся дисководом и присваивание новых телефонных номеров.

Люди всё это видят, но молчат. И продолжают ездить в Украину за пенсиями, регрессами и всевозможной помощью. Ничего не меняется. Каждый день стреляют, идут бои, кто-то прорывается. Об этом рассказывают людям, которые от страха сидят в подвалах. Я тоже раз сидела в подвале, тогда в соседний дом попал снаряд. Грохот был неимоверный, а ощущения просто ужасные!

Я недавно ехала в Суммы и ко мне подсела женщина, которая проживает в городе Нежин, Черниговской области. Она немного рассказала о себе, а потом мы начали говорить о зарплатах и ценах. Когда сказала, что я с Донецка, она даже не обратила внимание. Хотя раньше я замечала напряжение в газах собеседника. Женщина продолжала меня расспрашивать о магазине «Браво» и у меня возникло чувство, что Донецка не существует на карте. Люди будто привыкли и уже нет никакого напряжения.

И вот я у своих знакомых в Харькове. Мои первые ощущения от вокзала восхитительны. Вокруг много людей, все чем-то заняты, бегут на работу, по делам, и я окунаюсь совершенно в другой мир. Мир где на полках магазина есть продукты! Это настоящее счастье. В супермаркетах можно ходить часами, там просто можно потеряться. Такого изобилия продуктов я уже давно не видела. Всё очень вкусное. Лучше украинской колбасы и конфет ничего нет, я забываю о своей диете. Мои родственники придерживаются здорового образа питания, я в тот момент так не могла. Ела даже ночью.

Особым счастьем была возможность прогуляться вечером по городу и никуда не торопиться. В Донецке введен комендантский час и если ты его нарушаешь, то забирают в полицию. Там садят в камеру к бомжам и проституткам, забирают деньги и телефон, «откатывают» пальцы. Я однажды туда попала. Когда это случилось, горько плакала. По щекам текла тушь, а руки были все черные от того что взяли отпечатки пальцев. А всё потому что нельзя вечером выходить на улицу, нельзя разговаривать и никуда смотреть. Там людей держат в страхе. Возможно кто-то и хотел бы пожаловаться, но военные в форме и с автоматами в руках сдерживают пыл простого народа.

В Харькове всё совсем по-другому. После того как я проснулась с утра, долго ходила по улицам. Чувствовала, что люди вечерами отдыхают, видны конфетти от хлопушек, которые у нас запрещены. Тогда я поняла насколько мне нравится просто идти и вливаться в толпу людей. Нравится видеть хорошо одетых и красиво накрашенных женщин, которые идут на встречу. Но настоящий кайф – просто посидеть в кафе. В Донецке работают все лишь два заведения, в которых очень высокие цены. Туда мало кто заходит, преимущественно люди пьют и курят либо на улицах, либо в подъездах.

И вот я уже уезжаю обратно. Набираю детям конфеты. Как только проезжаю блокпосты, то всё вокруг словно сереет. Люди становятся менее вежливыми, совсем не улыбаются. Всё разваленное, дороги разбитые, в магазинах пусто и очень дорого, при том, что зарплаты мизерные. И я постоянно думаю, что в следующий раз обязательно перееду в Украину навсегда.

Марічка Їжачок