Жизнь до и после (часть 1)

Жизнь до и после (часть 1)

В марте 2014 года жизнь на востоке Украины кардинально изменилась, на улицах появились люди в военной форме. Об изменениях на оккупированной территории, призрачной надежде на лучшую жизнь и помощь в России, а также о трудностях, с которыми пришлось столкнуться, рассказала жительница Харцызска – Мария.

Здравствуйте! Меня зовут Мария. Я родилась в городе Харцызске Донецкой области.  У меня была прекрасная жизнь до марта 2014 года. Тогда перестали быть слышны звуки машин, а в городе появились неизвестные люди с чёрными бородами и в военной форме с российским флагом на шевронах. Позже я узнала, что это «чеченцы». В форме были так же и местные жители, но их тяжело назвать военными, просто чьи-то марионетки. Иногда казалось, что им необходимо диспансерное лечение от алко- и наркозависимости.

Военные ходили с оружием повсюду: и в продуктовых магазинах, и в торговых комплексах. Они собирали митинги, где выкрикивали разные лозунги. Таким участникам платили в день по 100 гривен. Здоровых и адекватных добровольцев отбирали и отправляли на обучение в Россию, в Ростовскую область. Там проходили обучения по стрельбе, борьбе и защите.  Всем остальным «типа военным» приходилось идти стадом за обученными людьми. В качестве оплаты они получали по 100 гривен в день или хорошую «поляну». Всё это мне рассказал парень, с которым я познакомилась в общественном транспорте по дороге домой.

Я живу на окраине города в неблагополучном районе, поэтому практически всех знала в лицо. Через некоторое время стали появляться вывески о каком-то референдуме, об этом повсюду объявляли и писали. Казалось, что всё происходит как в сказке. Это было бредом, но люди улыбались и верили непонятно кому и зачем.

Однажды проснувшись утром, мы узнали, что ночью наши «защитники» украли все новые машины со всех салонов Донецка. Это преподносилось так, словно бедные забрали у богатых «Гулливеры». У людей началась паника, потому что можно было ожидать всё, что угодно. Многие уезжали, кто-то прятался и просто выжидал.

Со мной рядом была моя шестилетняя дочь и молодой человек Сергей, с которым мы строили отношения. Меня охватывал страх и паника. Мы не знали, что делать. Тогда Сергей предложил поехать к его другу в Саратов, в Россию. К тому времени все мои родственники уже либо уехали, либо спрятались на даче, поэтому я согласилась. Мы поехали в шикарно описанную страну, где спят и видят переселенцев и всем готовы помочь. Так нам говорили все вокруг. Но теперь я расскажу, что мы лично испытали. По дороге туда мы надеялись лишь на одно, чтобы наши «защитники» не забрали наш автомобиль.

Через две недели я узнала, что беременна. Мы очень хотели ребёнка, поэтому это стало большой радостью, особенно в это военное время. Одновременно мы слышали слова из телевизора и от нашего окружения: «Россия всем поможет и примет!» И вот с чем я столкнулась в реальности:

  1. Больница. Поскольку я была беременна, мне необходимо было встать на учёт и пройти медосмотр. Я страдала хроническим заболеванием, и мне был нужен осмотр ЛОРА. Но когда я пришла к врачу, то даже не успела договорить о том, что меня беспокоит. Первое, что я услышала: «Полис есть?» Я пыталась объяснить, что я переселенка, поэтому полис мне не нужен для предоставления медицинской помощи. Но врач без всякого осмотра быстро поставила печать «здорова» в мою медицинскую карту. Я с удивлением спросила, что мне нужно принимать. В ответ услышала: «Что в аптеке дадут, то и принимай!» После этого я шла по улице и горько плакала, безумно хотелось домой.
  2. Федеральная миграционная служба (ФМС). Поход в ФМС оказался более интересным, чем в больницу. Там меня попросили сдать паспорт, а взамен получить справку переселенца. Таким образом ты остаёшься в чужом городе и в чужой стране без документов. Работник ФМС вежливо объяснил, что, сдав паспорт, можно получить российское гражданство в ускоренном темпе – всего лишь через год. А зачем мне их гражданство? У них людей в стране не хватает? Или они паспорта коллекционируют? Мне было неясно также и то, как я смогу устроиться на работу без документов и как проживу этот год.
  3. Работа. За полгода проживания в Саратове меня взяли на работу только на должность горничной. При том, что они знали, что у меня есть высшее экономическое образование, а о моей беременности не были осведомлены. Мой супруг Сергей смог устроиться дворником, потому что грузчик и охранник – материально ответственные лица. Такую работу предоставляют только гражданам РФ. Если же работодатель нанимает лиц, у которых нет гражданства, то вынужден платить огромные штрафы и налоги, поэтому они бояться. Зарплаты там совсем невысокие. На вопрос о том, как люди выживают и почему им всё нравиться, я смогла дать себе лишь один ответ: «Их зомбировал телевизор!» Это одно сплошное зло и обман. По телеканалам «Россия-1» и «Россия-24» специально показывают психологические репортажи с негативным уклоном, для того, чтобы люди боялись и не высовывались. Самое ужасное, что и у нас то же самое!
  4. Детский садик. Садик нам достался очень тяжело. Сначала нас никуда, ни под каким предлогом не брали. Отказывались брать даже за оплату и при условии, что я буду работать няней в общей группе. Я насмотревшись телевизора и наслушавшись громких обещаний не могла в это поверить и решила идти дальше. Поэтому я написала письмо президенту В. Путину, а через пару дней В. Жириновскому с одним вопросом: «Где же обещанная помощь?» В итоге мне позвонили и обрадовали. Мне сообщили, что выделили место в детском саду в группе короткого времени. Тогда я ничего не знала об этой группе и безумно обрадовалась. Когда я пришла в садик, то мне объяснили, что группа работает с 9:00 до 13:00. К тому же услуга эта не бесплатная, как говорили по «волшебному ящику». Для себя я сделала вывод, что верить телевизору нельзя. Это обман. Я раскаялась, что смотрела его! И свои терзания уже пережила.

Однажды я пришла забирать свою малышку, но опоздала на 20 минут. Перед входом в группу было две двери на расстоянии 30 см друг от друга.  Когда я открыла первую дверь, то увидела свою дочь стоявшей в этом тёмном маленьком коридорчике. На вопрос: «Что ты тут делаешь?» – она ответила, что её поставили там ждать меня. Я подошла к воспитателю, и она объяснила, что все дети ходят на полный день, поэтому мой ребёнок никому там дольше не нужен, поэтому надо забирать её вовремя. При всём этом мы заплатили за месяц три тысячи рублей. Вот вам и беженцы! Добро пожаловать! Вскоре я забрала документы из садика и уговорила мужа вернуться домой.

После возвращения Мария столкнулась с трудностями, которые касались не только высоких цен в магазинах и некачественных продуктов. В следующем номере вы сможете прочитать об изменениях в Харцызске, которые успели произойти со времени отъезда Марии. А также о ее поездке в Харьков и переживаниях, вызванных установленными правилами проживания на оккупированной территории.  

Марічка Їжачок

 

 


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *