У нас появилось новое общество и новые люди, которые готовы менять страну

У нас появилось новое общество и новые люди, которые готовы менять страну

Он никогда не думал, что будет военным. Так же, как и никогда не мог представить, что на его родной Донбасс нападут российские войска и в Украине начнется война. Боец батальона «Донбасс» с позывным «Зверобой» рассказал нам о том, как цепочка случайностей привела его на Майдан, а потом и на войну, какие задания поставили перед нами те, кто пожертвовал своей жизнью ради защиты страны, и о том, кто способен изменить будущее Украины, почему нам так важно прислушиваться ко мнению молодежи и к детям.

Все началось с Майдана

До войны, как и у многих, у меня был Майдан. В то время я вполне спокойно работал в своем родном городе Доброполье Донецкой области. И тут вот так внезапно начинается революция. Я круглосуточно на работе, дома смотрел стримы с Майдана, потому что меня очень возмущали все эти события. В один день прихожу на работу и понимаю: «Все! Вот сейчас я должен взять и поехать туда, чтобы помочь другим людям, которые стоят за наше будущее на Майдане». Пошел к директору, взял у него отпуск на 10 дней и поехал в Киев.

Ходил, бродил один по Майдану, пытался разобраться, что происходит вокруг меня. Тогда я не понимал до конца этого всего на самом деле. Я видел, что у нас появилось новое общество, новые люди, которые очень разные между собой, которые готовы менять страну и которых раньше я не видел. Все они добровольно пришли в центр Киева, то есть именно эти люди были первыми украинскими добровольцами. И мне было очень интересно за этим наблюдать.

Момент, который врезался в мою память со времен революции, связан с неприятным событием. Но именно он демонстрирует, что на Майдане повсюду была человечность, искренность и доброта. Во время одного из дежурств я, видимо, перемерз и заболел гайморитом. Прихожу в медслужбу Майдана, ищу хоть какого-то доктора. И тут ко мне подходит ЛОР. Раскладывает свои инструменты, спрашивает меня, как себя чувствую. А я в этот момент понимаю, что спрашивает он не так, как это делают в больницах, чтобы просто выписать рецепт и все. А искренне, чтобы потом дать мне человеческий совет, как лучше быть с гайморитом, как его вылечить. Я когда вышел от него, так как будто сразу здоровым стал. Вот что делает с людьми человечность и внимание. А на Майдане это было повсюду.

Война как цепочка случайностей

До войны я перепробовал много разного: выпекал хлеб, проводил коммуникации, путешествовал. Но по профессии я военный и учился этому в Харьковском военном институте Национальной гвардии. Поскольку все в моей жизни происходит спонтанно и случайно, то и учеба была такой же. До сих пор не могу сказать, почему пошел туда учиться, просто так сложилось.

Напротив моей школы был военкомат, а в нем работал мой родственник. И пока все в 9, 10, 11 классе ходили на подготовительные занятия, потому что знали, куда хотят поступать, то я часто забегал к нему в гости. Он постоянно рассказывал мне об армии, о том, как это интересно, сколько там испытаний разных, как там нужно стрелять, бегать, прыгать. Со временем меня это заинтересовало, и мне захотелось этого. Ведь почему бы не попробовать свои силы в этом деле. «Может это меня как-то мобилизует?» – думал я. А то я просто шатался, не зная, чем хочу заниматься. Вот так я пошел учиться в военный институт, что в конечном итоге стало для меня большой наукой и уроком. Учеба была сложной, много своих моментов, но мне это очень нравилось.

Ожидание длиною в вечность

Военным я не прослужил ни дня. Когда у меня было распределение в воинскую часть после училища, я попал в Донецк. Приехал, а там разруха, бедные солдаты, это было состояние глубокой депрессии. Я понимал, что должен провести здесь лучшие годы своей жизни, и мне не хотелось тратить их на этот беспредел. Также я понимал и то, что такая армия не защитит страну от врага, я не хочу в этом вариться и уволился.

Хотя прослужить в армии мне не довелось, но в военном училище я учился. Соответственно, хоть какие-то знания у меня остались с тех времен. Мне хотелось пойти на войну, а опыт за спиной и какое-то седьмое чутье говорили, что я должен это сделать. Поэтому у меня не было никаких сомнений. Думал разве о том, куда именно идти. Но все эти стримы, Семена Семенченко в балаклаве, батальон «Донбасс» были мне очень близки. Тем более, что я сам с Донбасса, куда роднее?!

В мае месяце я приехал на базу в Петровцы, так как знал, где это находится. Еще во время учебы в институте мы два раза приезжали туда к параду готовиться. Там ребята меня встретили и сказали, что сейчас высокая наполненность, и спросили, есть ли мне, где остановиться. Я ответил, что могу два-три дня пожить друзей. После этого визита в Петровцы я заболел, позвонил ребятам, рассказал, что мол так и так, заболел, а мне в ответ говорят, что сейчас очень много ребят приболели, езжай домой на недельку, подлечись, а там свяжемся. Так я и сделал. Поехал домой, где-то дней за 10 вылечился, звоню на все номера, а там постоянно занято. Дождался я звонка с батальона, который позвал меня на войну в августе. Меня спросили только о том, готов ли воевать? И я с уверенностью ответил: «Да, готов». В момент звонка сердцебиение немного участилось, но я понял, что отступать уже некуда, нужно идти только вперед.

Новые люди и новое будущее

Война – это всегда плохо. Естественно, она дает какой-то новый опыт, и ты с этим опытом двигаешься дальше, но ребят уже не вернуть. Я до сих пор восхищаюсь каждым из них. Это были люди с очень высоким осознанием и внутренней дисциплиной. У них у всех были высокие ориентиры – построение державы, свободного общества, равенства. Это постоянно бурлило в разговорах ребят. Было видно, что они не просто пришли на войнушку, а хотели именно заложить этот мощный фундамент общества.

Несмотря на то, что их уже нет рядом с нами, но их дети остались. И нам нужно заботиться о них. Ведь ребята задали очень высокие ориентиры, которые именно их дети и современная молодежь сейчас несут в общество. А мы, в свою очередь, должны поддерживать это ихнее желание и стремление строит новую державу. Ведь именно сейчас мы закладываем фундамент будущего. Майдан начал это делать, и сейчас каждый из нас понемногу продолжает эту работу. Может на первый взгляд результатов не видно, ведь пока еще нет ошеломляющего эффекта. А всем хочется, чтобы люди здесь и сейчас почувствовали какой-то результат, изменения, улучшения, чтобы стали более счастливыми. Но все приходит постепенно.

Наше общество растет, реально растет. Я смотрю на молодых людей. Они говорят на украинском, они любят свое родное, они стремятся к лучшему, они очень открытые и жизнерадостные. Я приехал домой в Доброполье, а, скажем так, у нас очень специфический регион. И в это же время к моей соседке в гости приехала внучка. И вы бы видели, как она смотрит на военных, с таким патриотизмом, с такой любовью. Для нее они –  защитники и герои. Вот так смотришь на таких детей и понимаешь: «Все-таки очень хорошие перспективы у нас, у нашего народа. Все у нас будет хорошо».

 

Таня Люта


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *