РАЗОМ ЛЕГШЕ, РАЗОМ СИЛЬНІШЕ

Запрет на «бандеризм»

Во время войны с Россией за независимость Украины, закон, признающий террористами тех, кто отстаивал эту независимость в 1940-хх г., расценивается как удар в спину. Понадобиться очень много политической мудрости, чтобы выйти из сегодняшнего конфликта с Польшей и не потерять стратегически важного партнера и союзника. Ведь Украина во многом зависит от позиции своего ближайшего западного соседа в ключевых для национальной безопасности вопросах — сближении с НАТО, углублении отношений с ЕС, сохранении режима антироссийских санкций.

События на Западной Украине 1925-50-х гг. — умалчиваемая, не раз искаженная, написанная и переписана под нужды политики, места и времени трагическая страница истории жизни и смерти украинцев и поляков — в январе нынешнего года «взорвалась» решением польского сейма о признании этих событий геноцидом польского народа.

Согласно новым поправкам в польский закон, правомерность существования украинского освободительного движения не признается, а действия украинских националистов во время Второй мировой войны осуждаются как преступные и трактуются исключительно как “этническая чистка” польских граждан.

Изменения в польском законе об Институте национальной памяти, уже привели к громкому скандалу не только в Варшаве, Украине, Израиле, но и получили осуждение лидеров мировой общественности.

Речь идет о новой норме о наказании тех, кто предполагает вину Польши и польского народа в Холокосте и других преступлениях времен Второй мировой войны. Закон запрещает говорить об участии отдельных поляков в этих преступлениях. При чем наказание за нарушение предполагает за собой от штрафа до уголовного преследования от 3 до 5 лет тех, кто «порочит доброе имя Польши и польского народа». Эта норма вполне может стать препятствием даже для дискуссии о военных преступлениях Польши.

Изменения вносятся в две первые статьи закона о польском Институте национальной памяти. В первой статье расширена сфера деятельности института — кроме нацистских и коммунистических преступлений, а также других преступлений против человечества, он должен изучать «преступления украинских националистов и членов украинских формирований, сотрудничавших с Третьим немецким рейхом».

Изменения во второй статье дают объяснения, каких именно событий это касается. Речь идет о действиях, «совершенных украинскими националистами в 1925-1950 годах с применением насилия, террора или других форм нарушения прав человека в отношении отдельных лиц или групп людей». Также добавляется, что эти преступления включают «уничтожение еврейского населения и геноцид граждан Второй Польской Республики».

Сделаем небольшой экскурс в историю. Вот что говорит нам Википедия о тех временах:

«Польское правительство рассматривало Галицию и Волынь как старые польские земли, поэтому пыталось увеличить здесь свое влияние. Для этого происходила колонизация (переселение поляков на волынские земли, которые были отобраны у местных украинцев), пацификация (репрессии против социально активной части украинского населения), ограничение украинцев в правах на образование и радикальная ее полонизация, разрушение украинских храмов (особенно на Холмщине). Это привело к радикализации польско-украинских отношений, и в частности нашло ответ в деятельности ОУН (организация украинских националистов) в 1930-х.”

Воспоминания местных жителей описаны в романе М. Жулинского “Моя друга світова”: “Старшего сына мобилизовали в польскую армию. Возвращался раненый домой, попал в засаду польских офицеров, вылавливали тех, кто не хотел служить в Армии Крайовой … Его расстреляли возле села. Второго сына расстреляли немцы. А дочь — была связной УПА (украинская повстанческая армия). Пришли из леса переодетые в украинских повстанцев энкаведисты, забрали ее вместе с младенцем, — и тоже даже могилы нет.”

Ситуация была особенно напряженной из-за одновременной деятельности многих вообще враждебных сил: немецкой полиции, украинских националистов, польских националистов, советских партизан и партизанских групп других украинских политических формаций. Украинский историк Ярослав Дашкевич также убежден, что “Конфликт на западноукраинских землях самом деле был “восстанием украинского населения против трех оккупантов. Значительные гражданские жертвы были результатом не направленных действий руководства ОУН и УПА, а стихийного характера этого восстания”.

Польские законы уже успели получить неформальное название в обществе как “антибандеровские”. Ведь именно Степан Бандера был главным идеологом и возглавлял ОУН в 1940 г и, также, его деятельность тесно связывают с деятельностью УПА.

Сегодня фамилия «Бандера» стала одним из символов украинского национально-освободительного движения XX столетия. После провозглашения независимости многие молодежные, политические и общественные организации названы в его честь. Одним из неформальных названий Львова является «Бандерштадт», то есть «город Бандеры». Красно-черный оуновский флаг в последние годы стал особенно востребован, как символ революционного движения за независимость.

Несомненно, оценки Степана Бандери очень полярные. Большей популярностью он пользуется на Западе Украины, чем на Востоке. Что неудивительно, так как единственная стратегическая и основная позиция Бандеры была направлена на борьбу за украинскую независимость. Стоит подчеркнуть, что это независимость как от Польского государства так и от советской империи. Как показали события 2014 -2017 годов, эта борьба актуальна и в наши дни.

Стоит уточнить, что по подсчетам украинского историка, профессора Степана Макарчука, общие потери среди гражданского украинского населения только Волыни во время Второй мировой войны составили около 120 тыс. человек. (Это без 70 тыс.  убитых на фронте, и еще — убитых в ходе советских карательных акций против повстанцев и подпольщиков УПА — 45 тыс. чел.) В то же время, по мнению Макарчука, сколько из этих 120 тысяч погибли от рук поляков, определить трудно, поскольку большинство преступлений в советские времена «списывали» на немцев, в том числе массовые убийства украинцев, совершенные польскими коллаборационистами в формированиях вспомогательной полиции.

Примечательно, что напряженности по этому вопросу возникают не в первый раз.  Скандальные изменения в законе несколько лет лежали в Сейме, и ещё в 2016 году правящая партия «Право и справедливость» отказывалась за них голосовать, считая законопроект слишком радикальным. Как видим, сейчас ситуация в корне изменилась. То, что раньше считали недопустимым, теперь имеет поддержку парламентского большинства.

105822_900

Историк Вятрович также считает, что новый закон о польском Институте национальной памяти, одобренный сенатом Польши, направленный в первую очередь против украинцев, проживающих сейчас в этой стране.

Об этом он написал на своей странице в Facebook.

«Вот что читаем в обосновании: «принимая во внимание растущие миграционные движения из Украины, когда носители идеологии украинского национализма и адепты мировоззрения, опирающегося на прославление формирований, совершивших геноцид, все больше представлены в Польше, что также приводит к напряженности в польско-украинских отношениях”.

Следующий кусок текста не менее интересный — оказывается закон призван поддержать «подлинно демократические сообщества в Украине», — говорится в сообщении директора Украинского института национальной памяти.

Вятрович отметил, что основываясь на том, что в Украине этот закон положительно воспринимают исключительно пророссийские силы, то «становится понятно кого собираются поддерживать польские политики».

Естественно, Россия приветствовала запрет бандеровской идеологии в Польше, и подчеркнула необходимость отказа от «неприкрытой русофобии».

Об этом заявил первый заместитель председателя комитета Совета Федерации РФ по обороне Франц Клинцевич.

Депутаты Верховной Рады Украины 6 февраля приняли обращение к польскому президенту Анджею Дуде, в котором сказано, что Верховная Рада с разочарованием и глубокой обеспокоенностью восприняла решение Сейма о принятии изменений в закон об Институте национальной памяти, которыми вводится уголовная ответственность за отрицание так называемых «преступлений украинских националистов «.

Вице-премьер-министры Польши и Украины проведут встречу 16 февраля 2018 года, на которой обсудят скандальный закон об Институте национальной памяти Польши. Об этом заявил вице-премьер, министр культуры Польши Петр Глинский.

«16 февраля я намерен встретиться с вице-премьером Украины Павлом Розенко. Наверное, это будут переговоры, которые могут быть более тяжелыми в связи с принятыми изменениями в закон. Хочу четко сказать: историческая правда — это то, от чего мы не убежим «, — отметил Глинский.

При этом он добавил, что остается оптимистом, поскольку официальная реакция украинской стороны была сдержанной.

«Известно, кто пытается нас разделить и кому важно, чтобы мы не могли договориться. Пусть не надеется на это. Мы имеем с Украиной общие интересы и ценности, что повторили в декабре наши президенты Петр Порошенко и Анджей Дуда. Мы поддерживаем европейские стремления Украины и поддерживаем ее в конфликте с Россией. Верю, что мы сможем для нашего общего блага решить проблемы и развивать наши взаимоотношения на правде и чувствительности», — отметил Глинский.

Очень хочется надеяться, что официальные лица найдут общую позицию и в украинско-польские отношения вернутся взвешенность, рациональность и доброжелательность.

Наталья Московец